На главную страницу Rambler's Top100

О журнале

Архив

Разделы

Полезные ссылки

Rambler's Top100

Yandex.CN Сделано для России , тематический каталог отборных русских сайтов.

 

Хаустов А.П.

действительный член Российской экологической академии, доктор геолого-минералогических наук, профессор, преподаватель РУДН

 

Редина М.М.

ассистент, магистр экологии и природопользования, кандидат экономических наук, РУДН

 

Недоступ П.

студентка 4-го курса экологического факультета РУДН

 

Силаев А.

студент 4-го курса экологического факультета РУДН
  • Энергобезопасность в документах и фактах №6

    Проблемы оценок и управления экологическимирисками на предприятиях ТЭК


    Предприятия ТЭК - сфера высоких рисков и объектов повышенной промышленной опасности. ТЭС, ГЭС, нефтяные и газовые скважины, продуктопроводы обладают большими потенциальными возможностями для создания катастрофы техногенного характера, различных аварий, угрозы людям и окружающей среде.

    Разнообразие рисков, исходящих от предприятий ТЭК, предопределяет необходимость комплексного подхода для минимизации возможности аварии и катастрофы, а также надобность организации системы риск-менеджмента, нацеленного на решение масштабного комплекса проблем различного характера, в которых экологические риски занимают далеко не последнее место.

    В условиях интеграции российской экономики в мировую экономическую систему, а также с учетом положения ТЭК по отношению к различным отраслям промышленности значение работ по вышеозначенной проблеме имеет крайне актуальный характер. Безопасная деятельность предприятий топливной отрасли будет эффективной только в том случае, если они будут отвечать самым высоким требованиям международных стандартов. В частности, это стандарты серий ИСО 9000 (система управления качеством), ИСО 14000 (система экологического управления) и ИСО 18000 (OHSAS - система управления промышленной безопасностью и охраной труда) и другие международные документы, касающиеся экологического менеджмента и аудита [2].

    К 2010 году отработка проектного ресурса большинства ТЭС может достичь 50% всех мощностей электростанций, а спрос на электроэнергию будет постоянно возрастать. Одновременно в газовой промышленности добыча газа может сократиться на 180-200 млрд. м3. Нетрудно предположить, что в общем балансе возрастает доля твердого топлива. Это автоматически приведет к возрастанию экологических рисков, учитывая сегодняшнее несовершенство сжигания твердого топлива и высокосернистого мазута на современных ТЭС.

    С экологических позиций, ТЭК сегодня - это 50% выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, 23% сбросов загрязненных вод в водные объекты и до 19% объема образования отходов от общепромышленных российских показателей. По условиям Киотского протокола Россия получит квоту на выбросы 3 млрд. м3 парниковых газов (в основном это углекислый газ и метан). По данным МПР в прошлом году только СО2 было выброшено 2, 04 млрд. м3. Из них на долю энергетики пришлось 44%, на добычу и потери при транспортировке газа 10%, добычу и переработку нефти и угля 3%, а на потребителей топлива (остальные отрасли транспорта и ЖКХ) 29%. При этом если количественной оценке выбросов СО2 придается достаточно серьезное значение, то оценкам потерь метана при транспортировке газа, включая попутный нефтяной газ, и при переработке нефти уделяется гораздо меньшее внимание. Таким образом, проблема оценки углеводородных газов в рамках Киотского протокола встает достаточно остро перед предприятиями ТЭК.

    В этой связи проблемы оценок деятельности предприятий ТЭК в контексте экологических проблем представляются чрезвычайно актуальными и серьезными. С экономической точки зрения затраты на экологическую проработку проектов, в том числе и на оценку экологических рисков, более эффективны, если они проводятся на более ранних стадиях реализации проектов. Эти затраты окупаются через экологические платежи и в большей степени за счет создания эффективных систем управления и снижение рисков в производственной деятельности предприятий ТЭК. Тем не менее, на предпроектной стадии проработки расчетам упущенных экологических выгод не придается должного внимания.

    ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

    В настоящее время в России интенсивно развиваются технологии формирования рейтингов предприятий в целях корпоративного управления. Это особенно важно для компаний с участием международного капитала. Однако факторы риска, и особенно экологического, очень слабо учитываются при формировании внутриотраслевых и межотраслевых критериев оценки эффективности управления, на основе которых выстраиваются отраслевые рейтинги инвестиционной привлекательности.

    Активное управление рисками должно носить системный характер, однако в настоящее время наибольшее внимание уделяется финансовым рискам. В то же время последние разработки деклараций безопасности опасных промышленных объектов позволяют создать систему детального анализа подверженности экологическим рискам практически всего цикла производства на предынвестиционной, инвестиционной и эксплуатационной фазах развития предприятий ТЭК. Тем не менее, в документах ТЭО расчеты экологических рисков, как правило, отсутствуют, хотя руководящими документами, касающимися обоснования инвестиционных проектов, по оценкам воздействия на окружающую среду предписывается выполнение таких исследований [СП 105]. Отсутствие оценок экологических рисков на предпроектных и проектных стадиях в портфелях общих и специальных рисков компаний в будущем оборачивается значительными убытками при возникновении социальных конфликтов и ликвидационных ситуациях, приводящих к катастрофическим последствиям.

    В некоторых случаях экологические риски на предприятиях ТЭК относят к операционным. Однако по своей природе экологические проблемы энергетики и использования топлива вездесущи и актуальны с учетом загрязнения окружающей среды и нанесения ущербов как отдельным компонентам экосистем, так и человеку. Поэтому экологическая составляющая для предприятий ТЭК присутствует как в финансовых (рыночных), так и в стратегических рисках.

    ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ РИСКОВ

    Качественная и количественная оценка экологических рисков по фазам жизненного цикла реализации проектов и жизненного цикла продукции имеет серьезное методическое и практическое значение. Необходимость исследований такого рода обусловлена возможными нарушениями природоохранного законодательства и, во вторую очередь, риском негативного влияния природно-климатических факторов на протяжении всех фаз реализации проектов. Однако в предынвестиционных проработках именно последним факторам придается решающая роль. В то же время, требования законодательства могут меняться, а для экологического - тем более, в сторону ужесточения. Так, подписание Киотского протокола повлекло за собой существенное ужесточение природоохранных требований, в первую очередь в предприятиях ТЭК. При этом вероятность нарушений экологических требований также очевидно повышается.

    Экологические риски отличаются от форс-мажорных тем, что большинство из них можно предотвратить. Тем не менее, страховые компании предпочитают иметь дело именно с последними, хотя выгоды от такой стратегии далеко не так очевидны, если страховые события все-таки произошли и привели к значительным ущербам. В качестве примера можно привести следующие данные. Так, средняя стоимость ликвидации аварии и ее последствий при добыче нефти составляет около 0,5 млн. руб. По экспертным оценкам только на промысловых нефтепроводах и водоводах для поддержания пластовых давлений происходит ежегодно около 70 тыс. аварий. Общая же протяженность трубопроводов ведущих компаний ("Лукойл", ТНК, "Роснефть", "Транснефть") составляет около 120 тыс. км. Учитывая технологическое состояние трубопроводных систем на сегодня, нетрудно посчитать экологические риски и возможный экономический ущерб, наносимый среде при многочисленных прорывах труб. Даже по самым ориентировочным подсчетам ежегодные затраты на ликвидацию последствий аварий (без компенсации экологических ущербов) составляют более 3,5 млрд. руб. Таким образом, учет экологических рисков для одной из ведущих в ТЭК отраслей создает большие возможности для страховой деятельности.

    Кроме того, для предприятий ТЭК уже сейчас необходимо приступить к работе по каталогизации и созданию системы отчетности по рискам, на основе чего будет проводиться управление ими. С этих позиций риск-менеджмент будет представлен некоторой интегрированной функцией, которую необходимо внедрить во все подразделения и во все виды деятельности предприятий ТЭК. Не последняя роль в этой интегрированной функции должна отводиться экологическим рискам. Это связано с тем, что в отличие от других видов производственных и проектных рисков для создания системы управления экологическими рисками уже заложена реальная основа - переход к стандартам серии ИСО 14000.

    В целом, рассматривая отдельные этапы риск-анализа для предприятий ТЭК, можно выделить следующие основные проблемы.

    Этап 1 (экспозиция рисков и идентификация опасностей). Одной из ключевых проблем риск-анализа является количественная оценка важности неблагоприятного фактора, действующего в комплексе с несколькими факторами. В случае учета совокупности факторов трудности появляются в определении роли или степени важности того или иного фактора для корректного расчета риска, так как доля, с которой воздействует один фактор, определяет его приоритет. Необходим также учет их эмерджентных свойств. В техногенных системах в определенных случаях (например, при использовании технологически нового оборудования, где достоверно неизвестна его надежность, а в паспорте нет данных наработки на отказ, или при скудной статистической информации о его отказах) сложно строить "дерево отказов", а иногда и вовсе не представляется возможным. Также создает трудности технологическая сложность процесса, подвергшегося риск-анализу.

    Этап 2 (оценка зависимости "доза - ответ"). При выявлении количественной зависимости между экспозицией изучаемого фактора и вызываемыми им вредными эффектами возникают следующие методические неопределенности.

    1. Применение большинства методов расчета рисков невозможно в случае удаленного месторасположения изучаемого объекта от селитебной зоны. В такой обстановке риск-анализ относительно здоровья населения (это один из основных факторов) становится бессмысленным.

    2. Установление этиологической связи между экспозицией и фактическими показателями состояния здоровья населения ("доза - ответ") во многом затруднено, поскольку имеются представления только об однокомпонентных связях, а для сочетаний нескольких факторов единственной возможностью становится механическая суммация рисков (без учета их эмерджентных свойств). Это создает методические неопределенности при оценках количественных показателей рисков и, соответственно, размеров ставок страхования.

    Этап 3 (характеристика риска) является завершающим этапом и начальной фазой управления рисками. В рамках этого этапа обобщаются полученные ранее данные, проводится оценка надежности результатов, рассчитываются риски для отдельных факторов и их сочетаний, оценивается вероятность и тяжесть возможных неблагоприятных воздействий на здоровье человека и окружающую среду, относительные вклады в установленные уровни риска отдельных загрязняющих веществ, разработка рациональных мероприятий, позволяющих минимизировать полученные значения рисков.

    Риск рассчитывают по формуле:

    R=P · X,

    где R - величина эколого-экономического риска; Р - вероятность наступления неблагоприятного момента или условия, которое повлечет за собой материальные затраты и потери - X (стоимостная величина).

    При расчетах по этой формуле возникают определенные трудности. В первую очередь - это отсутствие общепринятой формулы для расчета вероятности события. Чаще расчет вероятности проводится с применением биномиального закона, закона распределения Бернули, законов распределения Вейбулла, Парето, логарифмически-нормального закона статистических распределений случайных величин и др. При этом зачастую пользуются короткими рядами наблюдений, при которых параметры распределений крайне неустойчивы, что требует определенных допущений и компромиссов применения перечисленных выше распределений к эмпирической информации. Отсюда неопределенность и неравнозначность в оценках вероятности событий различными методами.

    Кроме того, трудно четко определить итоговую стоимостную величину риска и единицы, в которых она будет выражена (рубли или иная денежная единица, количество человек, деревьев и т.д.).

    ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ

    До настоящего времени организация экологического страхования закреплена законом от 1992 г., который устарел, и в настоящее время готовится новая редакция. Судя по высказываниям членов рабочей группы, новый закон призван содействовать гармонизации российского природоохранного законодательства с законодательством зарубежных стран. Один из основополагающих зарубежных документов - директива ЕС "Об экологической ответственности предприятия и ликвидации вреда окружающей среде". Этот важнейший документ предусматривает разработку до 2010 г. системы финансовых обязательств (гарантий) при осуществлении опасных видов деятельности, к которым относится деятельность предприятий ТЭК. Однако основные положения данного документа, предполагающие широкий спектр страховых услуг хозяйствующим субъектам в отношении предотвращения и ликвидации вреда окружающей среде, остаются неизвестными широкой общественности.

    В то же время, учитывая высокую стоимость страховых рисков по крупным объектам, высокие страховые тарифы могут быть выгодны для страховых фирм, если их сопоставлять с масштабами последствий ожидаемого (причиненного) экономического ущерба.

    ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ РИСКОВ

    Оценка экологических рисков и, следовательно, управление ими предполагает не только анализ вероятности возникновения неблагоприятного события (что на практике делается в ходе идентификации источников риска, экспертных оценок, построении "деревьев отказа" и других операций). Второй важнейшей составляющей анализа риска является экономическая оценка последствий неблагоприятных событий. Для экологических рисков эти оценки представляют собой определение величин эколого-экономических ущербов. При этом проблемы, свойственные для оценок эколого-экономических ущербов, становятся препятствиями не только для расчетов величины эколого-экономического риска, но и для практического внедрения оценок экологического риска, в частности, экологического страхования и других подходов к управлению рисками. Часть существующих проблем обсуждается уже достаточно давно, другие же специфичны именно для области оценок экологических рисков и экологического страхования.

    Прежде всего, это проблемы соотнесения экологических последствий ущерба и денежного выражения этих потерь. Так, очевидной (и вряд ли полностью разрешимой) проблемой является оценка морального ущерба при каких-либо нарушениях в состоянии природной среды. Пожалуй, любые оценки здесь всегда будут восприниматься как спорные. Однако кроме трудностей с оценками моральных ущербов существует масса сложностей с выявлением таких четко определяемых, но отдаленных последствий неблагоприятных экологических событий, как и со стоимостной оценкой очевидных изменений в экосистемах в результате негативных воздействий. Латентные и отдаленные последствия, которые происходят и будут происходить в экосистемах и, соответственно, отражаются на здоровье человека, наиболее сложно поддаются оценке.

    Еще один крайне сложный момент - устаревание существующих методик расчета эколого-экономического ущерба. Наиболее комплексные и объективные методики предполагают оценку эколого-экономического ущерба на основе ценовых показателей 80-90-х годов прошлого века, что практически сводит на нет любые усилия по повышению точности расчетов: инфляционные процессы довольно сложно поддаются оценке и учету, а механическое повышение значений ущербов вряд ли адекватно отразит картину изменения ценности отдельных компонентов природной среды.

    Значительные сложности при определении экономических оценок экологических ущербов связаны с несовершенством либо недостаточной точностью (адаптированностью к конкретной ситуации) действующих методик. Большинство из них основано на косвенных методах определения ущерба, что само по себе предполагает использование более или менее удачных "шаблонных" оценок. Так, наиболее распространенная, ставшая основой для последующих разработок "Временная типовая методика" 1986 г. предполагает, что ценность различных типов территорий может быть учтена с помощью коэффициента, который в зависимости от плотности населения и вида использования участка изменяется от долей единицы до 10. На практике это может выразиться в том, что не отнесенная, например, к территории санатория площадь окажется как минимум в 10 раз менее ценной, чем площадь санатория (величина ущерба, определенная для двух таких участков будет различаться не менее чем в 10 раз). При этом обе территории будут располагаться в непосредственной близости, с одинаковой степенью вероятности подвергаться риску и испытывать в случае неблагоприятных событий идентичные нагрузки.

    Во многом недостаточная "экологическая точность" связана с тем, что получаемые оценки ориентируются в первую очередь на человека как реципиента воздействий. При этом учитываемые в оценке ущерба допустимые пределы воздействий определены прежде всего именно для человека, но не для прочих компонентов окружающей природной среды (возможно, более чувствительных), либо хозяйственных объектов. Эта проблема связана с отсутствием ценового выражения для многих представителей растительного и животного мира с учетом их территориальной "ценности", а также отсутствием единых территориальных кадастров природных ресурсов и расчетов экологического потенциала отдельных территорий.

    Очевидно, что для случаев идентификации экологических рисков и их экономической оценки наибольший интерес представляют так называемые "реципиентные" методики, т.е. используемые для конкретных отдельных реципиентов негативного воздействия (в отличие от "валовых" методик, когда сумма ущерба определяется по массе произведенных выбросов, сбросов и др.). Именно такие разновидности оценок более адекватны для расчетов эколого-экономических рисков, если негативные события уже произошли.

    Таким образом, проблемы оценок эколого-экономических рисков (а значит, и страховых событий) должны решаться путем формирования новых методик расчетов ущерба. Такие методики должны быть основаны на современных подходах к оценке природных ресурсов, современных методах определения изменений в окружающей среде (в том числе и отдаленных последствий) при негативных воздействиях на ее компоненты; ориентироваться не только на вред здоровью человека, но и на прочие "ответные реакции" окружающей среды.

    Целесообразность таких работ обусловлена также необходимостью точных экономических оценок негативных экологических последствий. Очевидно, что эффективное управление рисками должно в конечном итоге приводить к их снижению. Однако для этого необходимо сопоставить результаты осуществляемой хозяйственной деятельности с получаемыми доходами и затратами на ликвидацию негативных последствий ("экологическими издержками"). В таком случае эффективность управления экологическими рисками как раз и будет оценена сопоставлением возможных вложений в превентивные мероприятия и затрат на компенсацию и ликвидацию ущербов.

    В настоящее время готовятся новые законодательные документы, предполагающие отказ от временно согласованных норм выбросов, сбросов и образования отходов. Экологические платежи должны будут полностью покрывать экологические издержки, а тарифы за сверхнормативные выбросы, к которым будут отнесены последствия аварий на предприятиях, по некоторым данным планируется увеличить в 25 раз. В этих условиях, учитывая астрономические размеры экологических платежей, предприятия встанут перед выбором: либо скрывать факт аварии, либо всячески уходить от платежей, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства; либо самым серьезным образом решать проблемы экологического страхования с соответствующими оценками экологических рисков. Последнее предпочтительнее, поскольку "все тайное всегда становится явным", а возможное финансовое покрытие будет очень ощутимым даже для крупных компаний ТЭК. Таким образом, экологическая составляющая любых разновидностей рисков переходит в стратегическую категорию, которая является актуальной в управлении корпоративными рисками.

    Отметим, что в современных условиях контроля и повышения ответственности предприятиям не выгодно представлять недостоверную информацию об авариях. Так, по данным компании "Томск-нефть ВНК", число аварий ежегодно - от 35 до 1165. При этом затраты на природоохранные мероприятия в Европе к началу 90-х годов составляли уже 4-8% ВВП. В странах ЕС 6-8%. В Российской Федерации общий ежегодный совокупный материальный ущерб от чрезвычайных ситуаций различных типов составляет около 2% ВВП. Из них 40% этой суммы приходится на техногенные аварии, 60% - на природные. Динамика природоохранных затрат, в том числе и на ликвидацию последствий аварий (они изменяются от 165 до 1254 млн. руб.), свидетельствует об отсутствии прямых связей между числом аварий и соответствующими затратами. Возможно, это связано с тем, что такие затраты не выделяются отдельной строкой в природоохранных расходах, что не способствует объективной оценке.

    Резкое увеличение числа аварий в 1999 г. по сравнению с 1998 г. связывается с переходом компании под контроль компании ЮКОС, и еще обусловлено недостаточным обновлением промысловой инфраструктуры. Резкий скачок числа аварий в 2003 г. связывается с тем, что недропользователь по настоянию контролирующих органов стал более строго подходить к данным об аварийности, включать в сведения мелкие аварии, которые ранее не предавались гласности. Практически все аварии обусловлены прорывами промысловых нефтепроводов, имеющих общую протяженность 3724 км. Сеть нефтепроводов эксплуатируется более 30 лет, и инфраструктура имеет высокую изношенность без соответствующей организации системы технического мониторинга труб. По данным специальных исследований, аварийность на подобного рода сооружениях развивается через 3 года эксплуатации, если не принимать соответствующих антикоррозионных мер.

    Судя по приведенной статистике аварий, внутри- и межпромысловые нефтепроводы подвержены наибольшей вероятности наступления аварий и, следовательно, являются объектами повышенного экологического риска. В настоящее время назрела необходимость дифференцирования происходящих аварий по величинам ущербов и по причинам возникновения.

    Функции экологического страхования за рубежом сегодня рассматриваются более широко, чем это принято в России. Известно, что в первую очередь это выражается в защите интересов государства, населения, юридических лиц при различных рисках в сфере природопользования. Расширение значения экологического страхования, как одного из механизмов экологического менеджмента, предполагает придание ему превентивной, контролирующей, компенсаторной, инвестиционной функций. Для предприятий ТЭК уже сейчас предусматривается развитие следующих перспективных видов экологического страхования:

    - договорной ответственности за невыполнение условий договора, на использование природных ресурсов;

    - страхование от чрезвычайных природных катастроф;

    - страхование финансовых, инвестиционных, предпринимательских рисков в сфере природопользования.

    Управление рисками не исчерпывается только страхованием и перестрахованием. В большей степени оно должно быть ориентировано на минимизацию финансовых рисков как производных финансовых инструментов управления природопользования на предприятиях. Главная цель такого подхода - обеспечение предсказуемых финансовых результатов, в том числе - на ликвидацию аварий и компенсацию ущербов окружающей среде. Иными словами, формирование экологических страховых фондов не должно быть стихийным, а обязано выделяться отдельной строкой в природоохранных затратах.

    ПРОБЛЕМЫ СТАТИСТИЧЕСКОГО УЧЕТА АВАРИЙ

    Достаточно серьезной проблемой является то, что органами статистики МГО и ЧС фиксируются крупные аварии, которые преимущественно связаны с пожарами, наводнениями и другими ситуациями. Так, например, наиболее крупные аварии по данным СОГАЗ в 2004 г. были следующие:

    1) пожар на гелиевом заводе в Оренбурге - убытки 54 млн. долл.;

    2) гибель нефтяного танкера "Виктория" в Самарской обл. - убытки 3,5 млн. долл.;

    3) повреждение имущества ОАО "Иркутскэнерго" в результате урагана - убытки 2,5 млн. долл.

    По-видимому, происходили и другие аварии, которые не столь масштабны по последствиям, устранялись за счет собственных средств и не получили широкого резонанса. Учитывая масштабы приведенных выше убытков (в совокупности более 60 млн. долл.) и реальные страховые платежи, можно сделать вывод о том, что предприятия ТЭК в значительной мере недострахованы. Этот вывод относится не только к основным производственным фондам, ущерб для которых нетрудно посчитать по их балансовой стоимости. Гораздо труднее оценить ущерб окружающей среде и человеку, который наносится в результате разрушений тех или иных инженерных сооружений под действием чрезвычайных ситуаций. Например, никто не просчитывал экологический ущерб и отдаленные последствия в результате загрязнения вод во время аварии танкера и разлива нефти или загрязнение воздушной среды на том же гелиевом заводе.

    Объекты ТЭК в условиях рыночной системы прежде всего просчитывают свои хозяйственные риски, в то же время техногенные, экологические (природные) риски чаще всего игнорируются. Однако само по себе представление таких категорий рисков в денежном выражении может коренным образом изменить отношение к экологическим проблемам на предприятиях ТЭК. Поэтому основа регулирования безопасности в техногенной сфере должна базироваться на экономических оценках, ведь в условиях рыночных отношений главную роль играет взаимодействие критериев "стоимость - эффективность". Разработка экономических механизмов обеспечения экономической безопасности предприятий ТЭК должна проводиться с учетом следующих направлений:

    - создание теории экономического регулирования экологической безопасности;

    - разработка экономических механизмов регулирования экологической безопасностью и их апробация;

    - экспериментальное моделирование (проверка) адекватности механизмов регулирования экологической безопасности;

    - нормативное и правовое обеспечение.


  • © «Московский институт энергобезопасности и энергосбережения»
    Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.

    Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС77-28742

    webmaster: webmaster@endf.ru