На главную страницу Rambler's Top100

О журнале

Архив

Разделы

Полезные ссылки

Rambler's Top100

Yandex.CN Сделано для России , тематический каталог отборных русских сайтов.

 

А. Н. Хорошилов

доктор исторических наук, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин МИЭЭ, почётный работник высшего профессионального образования РФ, член Адвокатской палаты г. Москвы
  • Энергобезопасность и энергосбережение №4, 2012

    К вопросу об энергетическом праве как новой комплексной отрасли российской правовой системы

    Институционализация энергетического права в рамках российской правовой системы осуществляется по признакам приоритета предмета правового регулирования. Как учебная дисциплина энергетическое право призвано обобщать основы научных знаний в области теории энергетического права, раскрывать особенности правовых норм и институтов энергетического сектора экономики, изучать практику применения указанных норм и институтов.

    Ключевые слова: правовая система, энергетическое право, публичное и частное право, комплексная отрасль права, учебная дисциплина

    Понятие российской правовой системы стало интенсивно формироваться с начала 90-х годов ХХ в. [1]. Ряд парадигм сыграли в этом направлении свою роль: во-первых, объективная тенденция к тому, чтобы придать элементы упорядоченности в условиях хаотического проявления общественных эволюционных процессов [2]; во-вторых, стремление научного сообщества к методологическому обретению единства онтологического и гносеологического в теории права.

    В развитии российской правовой системы остаётся приоритетным определение предмета правового регулирования общественных отношений, значимость и ценность которых определяется конкретно историческими условиями «автономности субъектов правоотношений и их взаимоположением (равенство сторон или их соподчиненность)» [3]. Наглядно это проявляется в системе соотношений «индивид – общество – государство», которые совокупно связаны с созданием и потреблением энергетического ресурса. Возникает сложное сочетание элементов общественно-значимых отношений.

    К какой сфере предметного регулирования следует отнести институты энергетического права – публичного или частного права? [4, 5] Регулирование отношений в области энергетики обеспечивают все отрасли права, прежде всего конституционное право. Конституция РФ устанавливает, что юридическое регулирование в этой сфере должно сочетать в себе подходы, присущие публичному и частному праву (ст. 9, 36; п. «и» ст. 71 Конституции РФ). Исходя из этого, правовое регулирование обеспечивают Налоговый кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ, а также таможенное законодательство Таможенного союза; Кодекс об административных правонарушениях; УК РФ. Все эти федеральные законы относятся всецело к системе публичного права. В сфере частного права огромна роль Гражданского кодекса РФ, Земельного кодекса РФ. Особое место в этом контексте занимает Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. No 261-ФЗ «Об энергосбережении...», поскольку в нём были введены понятия «энергетические ресурсы», «энергетические товары», «энергетические услуги». В частности, энергетический ресурс рассматривается как носитель энергии, которая используется или может быть использована при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, а также вид энергии (атомная, тепловая, электрическая и др.).

    Вместе с этим для исследователей возникает непростая ситуация. Прежде всего потому, что всем вышеприведенным терминам необходимо дать и определить их место в системе объектов с точки зрения классификации последних, предусмотренных в ст. 128 ГК Российской Федерации. Взаимосвязь публичных и частных начал в регулировании общественных отношений, складывающихся в сфере энергетики, свидетельствует не только о разносторонности правового регулирования этих отношений.

    Так, для публичного права характерны некоторые признаки:

    а) ориентация на удовлетворение публичных интересов;

    б) одностороннее волеизъявление субъектов права;

    в) возможность административного усмотрения;

    г) иерархические отношения субъектов и соответствующая субординация правовых актов и норм;

    д) преобладание директивно-обязательных норм;

    е) нормативно-ориентирующее воздействие;

    ж) прямое применение санкций, связанных с ограничениями использования ресурсов.

    С другой стороны, регулированию с помощью частного права присущи следующие черты:

    а) преобладание диспозитивных норм;

    б) равенство субъектов правоотношений;

    в) свободное волеизъявление субъектов при реализации своих прав;

    г) самоответственность по своим обязательствам и действиям;

    д) широкое использование договорной формы регулирования;

    е) гарантированная судебная защита;

    и) преимущественная ориентация на удовлетворение личных, частных, корпоративных интересов.

    Автор работы [6] предостерегает: «попытка рассматривать отрасли публичного и частного права в контексте их противопоставления и искусственной изоляции не отвечает общему смыслу правового регулирования и логике построения и развития системы законодательства», особенно в сфере регулирования правовой регламентации энергетического сектора экономики.

    Таким образом, применительно к энергетическому праву «юридические нормы, входящие в комплексные образования, остаются по своим исходным моментам в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие положения соответствующих основных отраслей. Во вторичную структуру они входят все время, будучи нормами, например, гражданского, уголовного, административного, трудового права» [7]. Так, например, согласно ст. 2 Федерального закона «Об электроэнергетике», законодательство РФ об электроэнергетике основывается на Конституции РФ и состоит из ГК РФ, настоящего Федерального закона и иных регулирующих отношения в сфере электроэнергетики федеральных законов, а также указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, принимаемых в соответствии с указанными федеральными законами. Исходя из этого, в [8] энергетическое право рассматривается как специальная часть публичного права: «энергетическое право представляет собой систему правовых норм, которые регулируют отношения, возникающие в ходе и в связи с осуществлением экономической деятельности в сфере энергетики». Вместе с тем следует заметить, что отнесение энергетического права к публичному или частному блоку в рамках российской правовой системы в немалой степени связано с проблемой институционального фактора в правоприменении и правотворчестве.

    Институционализация энергетического права, обусловленная единством целей и задач правового регулирования, должна включать в себя очевидную взаимосвязь нормы права, института права, подотрасли права и отрасли права. Все эти элементы системы права организуются по признакам приоритета предмета правового регулирования. Однако в науке не сложилось единого подхода к пониманию предмета энергетического права [9–13].

    В. Ф. Яковлев отмечает: «Энергетические право – это реальность. Другое дело, какой смысл мы вкладываем в этот термин. Что это – отрасль права или подотрасль законодательства? Думаю, мы можем употребить это словосочетание аналогично тому, как мы говорим о сельскохозяйственном, промышленном, транспортном праве и т. д. Действительно, речь идет о совокупности норм, законодательных актов, источников права, обеспечивающих регулирование этой важнейшей отрасли экономики» [14]. В свою очередь, П. Г. Лахно рассматривает энергетическое право в качестве подотрасли предпринимательского права [15]. В. Ф. Попондопуло полагает, что энергетическое право как один из институтов гражданского права регулирует «имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения между лицами, осуществляющими деятельность в сфере энергетики, или с их участием (энергетические отношения), основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников» [16]. В то же время О. А. Городов указывает на то, что энергетическое право как комплексная отрасль, объединяющая в предметной области множество групп отношений, складывающихся в сфере энергетики, тесно взаимодействует с профилирующими и специальными отраслями права, и прежде всего с гражданским и административным правом. Исходя из этого, «энергетическое право – это система правовых норм, регулирующих на комплексной основе дозволений, запретов и обязываний область общественных отношений, складывающихся в связи с производством, преобразованием, передачей, продажей, использованием различных видов энергетических ресурсов, их сбережением, а также обеспечением энергетической безопасности» [17].

    Соглашаясь с тем, что энергетическое право развивается от института гражданского права к автономной комплексной отрасли в рамках российской правовой системы, следует, очевидно, смоделировать и специфический метод правового регулирования. Сегодня применяются императивный и диспозитивный методы как универсальные для базовых отраслей российской правовой системы таких, например, как административное и гражданское право соответственно.

    Таким образом, с институциональной точки зрения энергетическое право имеет все основания занимать самостоятельное место в качестве комплексной отрасли в рамках российской правовой системы. Нормы, присущие энергетическому праву, регулируют специфические группы отношений в сфере энергетики, составляющие обособленный, но тесно взаимосвязанный с иными отраслями права предмет регулирования. Это касается как гражданско-правового аспекта общественных отношений, связанных с энергетическим ресурсом в форме товара, так и с административно-правовым регулированием общественных отношений в энергетической сфере.

    Достаточно сказать, что к административным правонарушениям в энергетике (гл. 9 КоАП РФ) отнесены, в частности, повреждение электрических сетей (ст. 9.7 КоАП РФ); нарушение правил охраны электрических сетей напряжением свыше 1000 вольт (ст. 9.8 КоАП РФ); ввод в эксплуатацию топливо- и энергопотребляющих объектов без разрешения соответствующих органов (ст. 9.9 КоАП РФ); повреждение тепловых сетей, топливопроводов, совершенное по неосторожности (ст. 9.10 КоАП РФ); нарушение правил пользования топливом и энергией, правил устройства, эксплуатации топливо- и энергопотребляющих установок, тепловых сетей, объектов хранения, содержания, реализации и транспортировки энергоносителей, топлива и продуктов его переработки (ст. 9.11 КоАП РФ); непроизводительное расходование энергетических ресурсов (ст. 9.12 КоАП РФ).

    Кроме того, энергетическое право связано с административным посредством правил, содержащихся в законодательстве о ценообразовании. Так, согласно ст. 6 Федерального закона от 14 апреля 1995 No 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на тепловую и электрическую энергию в Российской Федерации» органы местного самоуправления вправе устанавливать надбавки к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса, которые могут увеличивать тарифы в рамках, установленных соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ.

    Таким образом, комплексность энергетического права предполагает системное изучение и освоение его основных институтов. Энергетическое право как учебная дисциплина призвано обобщать основы научных знаний в области теории энергетического права, раскрывать особенности правовых норм и институтов, применяемых в сфере регламентации общественных отношений, складывающихся в энергетическом секторе экономики, изучать практику применения указанных норм и институтов, вооружать будущих специалистов необходимыми для самостоятельной работы знаниями и навыками [17]. Ректор Московского института энергобезопасности и энергосбережения В. Д. Толмачев считает, что в современных условиях подготовки кадров для электроэнергетики необходимо создавать и внедрять такие учебные курсы и программы, в ходе изучения которых «специалисты понимают как законы физики, теплотехники, электротехники, так и законы бизнеса» [18]. Несомненно, деловая активность в сфере энергетического бизнеса без знания основ права и обширного предметного законодательства ограничена в своей эффективности.

    МИЭЭ – один из немногих энергетических вузов России, где студенты получают полноценную юридическую подготовку в учебном курсе «Правоведение», особенно при изучении раздела «Правовые основы профессиональной деятельности на отраслевом рынке электроэнергетики» [19]. Наряду с этим студенты изучают курс «Система нормативно-правового регулирования в энергетике», а также основы предпринимательского права в энергетике.

    На примере деятельности факультетов и кафедр МИЭЭ можно дать ряд рекомендаций. Во-первых, курс энергетического права должен основываться на логико-семантической группировке правового материала по смежным отраслям электроэнергетики. В данном случае речь идет о том, что студентам должны быть представлены и систематически раскрыты особенности правовых норм, правовых институтов, законодательных источников в таких сферах, как электроэнергетика, теплоэнергетика, энергосбережение, энергобезопасность. Во-вторых, курс энергетического права должен представлять научнонепротиворечивое изложение предметной сферы как комплексной отрасли права, имеющей преимущественно материальный, а не процессуальный характер.

    В этом направлении складывается блоково-кейсовая модель курса.

    Блок I.Договоры и обязательства.

    I.1.Договоры в сфере электроэнергетики.

    I.2.Основа энергосервисных договоров (контрактов).

    I.3.Сопутствующие договоры.

    Блок II.Корпоративное управление в сфере электроэнергетики.

    II.1.Юридические лица.

    II.2.Энергетические биржи.

    II.3.Энергетическая страховая компания.

    II.4.Иные корпоративные участники рынка энергоресурсов.

    Несомненно, в учебно-научных материалах должны быть отражены имущественные, антимонопольные, земельные, экологические, социально-трудовые аспекты энергетического права. Что касается вопросов процессуального плана, то представляется целесообразным остановиться на основах судопроизводства, затрагивающих сферу электроэнергетики в общем объеме.

    Таким образом, накопление эмпирических и теоретических знаний, появление новых нормативных правовых актов в сфере энергетики будут оказывать известное влияние на структуру и содержание энергетического права как учебной дисциплины и в целом на его место в российской правовой системе.

    Литература

    1. Синюков В. Н. Российская правовая система: введение в общую теорию. – Саратов: Полиграфист, 1994. – С. 446–447.

    2. Хорошилов А. Н. Некоторые проблемы юридической идентификации социальных фактов в российской правовой системе // Ученые записки МГСУ. – 1996. – No 4. – С. 108.

    3. Керимов Д. А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. – Изд-во СГУ, 2009. – С. 248.

    4. Яковлев В. Ф., Семигин Г. Ю. Экономическое (коммерческое) правосудие в России. Т. 4. – М.: Мысль, 2006.

    5. Яковлев В. Ф. Правовое регулирование топливно-энергетического комплекса России // Энергетика и право. Вып. 2. – М., 2009. – С. 10.

    6. Тихомиров Ю. А., Талапина Э. В. Введение в российское право. – М.: Городец, 2005. – С. 43–44.

    7. Алексеев С. С. Общая теория права. – М.: Норма, 2009. – С. 325.

    8. Вершинин А. П. Энергетическое право: Учеб.-практич. курс. – СПб.: ИД СПбГУ, 2007.

    9. Кожухова А. А. К вопросу о предмете энергетического права / Актуальные проблемы права: Сборник научных трудов. – М.: МГИУ, 2009. Вып. 9. – С. 115–125

    10. Легин А. А. К вопросу о предмете и объекте энергетического права // Право и образование. – 2009. – No 12. – С. 131–132.

    11. Джумагельдиева Г. Д. О направлениях правового обеспечения энергоэффективности // Энергетическое право. – 2008. – No 2. – С. 24.

    12. Зиноватный П. С. Энергетическое право России: зарождение и развитие // Законодательство. – 2010. – No 3. – С. 28–29.

    13. Смирнов Д. Л. К вопросу о понятиях «международное энергетическое право» и «энергетическое право ЕС» // Московский журнал международного права. – 2010. – No 1. – С. 148–151.

    14. Яковлев В. Ф. Правовое регулирование топливно-энергетического комплекса России // Энергетика и право. Вып. 2. – М.: Юрист, 2009. – С. 9.

    15. Лахно П. Г. Энергетическому бизнесу – надежную правовую основу // Корпоративный юрист. – 2008. – No 7. – С. 11–13

    16. Попондопуло В. Ф. Энергетическое право и энергетическое законодательство: общая характеристика, тенденции развития // Правоведение. – 2007. – No3. – С. 3–12.

    17. Городов О. А. Введение в энергетическое право: Учебное пособие. – М.: Проспект, 2012.

    18. Толмачев В. Д. О кадровом обеспечении современной энергетики // Энергобезопасность и энергосбережение. – 2011. – No 1. – С. 37.

    19. Хорошилов А. Н. Правоведение. – М.: МИЭЭ, 2010. – С. 142–150.

    References

    1. Sinyukov V. N. Rossijskaya pravovaya sistema: vvedenie v obschuyu teoriyu [The Russian legal system: an introduction to the general theory]. Saratov: Printing worker, 1994. 446–447.

    2. Khoroshilov A. N. (1996). Some problems of legal identification of social facts in the Russian legal system. Uchenye zapiski MGSU, (4), 108.

    3. Kerimov D. A. Metodologiya prava: predmet, funktsii, problemy filosofii prava [Methodology of law: the subject, functions, the problems of philosophy of law]. Publishing house of Saratov University, 2009. 248 p.

    4. Yakovlev V. F., Semigin G. Yu. Ekonomicheskoe (kommercheskoe) pravosudie v Rossii. T. 4 [Economic (commercial) justice in Russia. Vol. 4]. Мoscow: Mysl’, 2006.

    5. Yakovlev V. F. (2009). Legal regulation of the fuel and energy complex of Russia. Energetika i pravo, (2), 10.

    6. Tikhomirov Yu. A., Talapina E. V. Vvedenie v rossijskoe pravo [Introduction to the Russian law]. Мoscow: Gorodets, 2005. 43–44.

    7. Alekseev S. S. Obschaya teoriya prava [The general theory of law]. Мoscow: Standart, 2009. 325 p.

    8. Vershinin A. P. Energeticheskoe pravo: uchebno-prakticheskij kurs [Energy law: educational-practical course]. St. Petersburg: Publishing house of St. Petersburg State University, 2007.

    9. Kozhuhova A. A. (2009). To the question about the subject of the energy law. Aktual’nye problemy energeticheskogo prava: Sbornik nauchnykh trudov, Moscow: MSIU, (9), 115–125.

    10. Legin А. А. (2009). To the question about the subject of the energy law. Pravo i obrazovanie, (12), 131–132.

    11. Dzhumagel’dieva G. D. (2008). On the directions of legal support of energy efficiency. Energeticheskoe pravo, (2), 24.

    12. Zinovatnyj P. S. (2010). Energy law of Russia: the origin and development. Zakonodatel’stvo, (3), 28–29.

    13. Smirnov D. L. (2010). To the question about the concepts of “international energy law” and the “energy law of the EU”. Moskovskij zhurnal mezhdunarodnogo prava, (1), 148–151.

    14. Yakovlev V. F. (2009). Legal regulation of the fuel and energy complex of Russia. Energetika i pravo, Moscow: Jurist, (2), 9.

    15. Lakhno P. G. (2008). Reliable legal basis for the energy business. Korporativnyj yurist, (7), 11–13.

    16. Popondopulo V. F. (2007). Energy law and energy legislation: general characteristics, tendencies of development. Pravovedenie, (3), 3–12.

    17. Gorodov О. А. Vvedenie v energeticheskoe pravo: uchebnoe posobie [Introduction to the energy law: textbook]. Мoscow: Prospect, 2012.

    18. Tolmachev V. D. (2011). On the staffing of the modern power engineering. Energobezopasnost’ i energosberezhenie, (1), 37.

    19. Khoroshilov A. N. Pravovedenie [Science of law]. Moscow: MIEE, 2010. 142–150.

  • © «Московский институт энергобезопасности и энергосбережения»
    Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
    Политика в отношении персональных данных
    Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС77-28742

    webmaster: webmaster@endf.ru